Зачем работают «звёзды»?

29 Октября 2015, Четверг

Интервью с Яниной Урусовой, генеральным директором Культурного центра «Без Границ», учредителем международного конкурса одежды для людей с инвалидностью «Bezgraniz Couture», автором и продюсером проекта «Акрополь: Как я нашёл своё тело», партнёром бизнес-тренингов в абсолютной темноте «Dialogue in the Dark». Dr.soz., архитектором, культурологом, экспертом по corporate communications и event management, motivation и TED speaker, автором статей и курсов лекций о российской культуре, членом Комиссий по вопросам интеграции молодых инвалидов при Президенте РФ и при Правительстве г. Москвы, членом Rotary International.

Янина, прошлая неделя состоялась под знаком «Bezgraniz Couture», об этом написали все ключевые СМИ и пишут до сих пор. Ты – звезда. Уверена, что куча людей подумали: «Класс! И мне бы так!» Скажи, что надо сделать, чтобы вот так: и множество премий за проект «Акрополь», и показ на MERCEDES-BENZ FASHION WEEK, публикации в лучших СМИ и т.п.?

Я думаю, что это очень сильно зависит от людей, которые делают проект. Особенно такие проекты. Вот, за Стива Джобса, за Элона Маска – кто мог их работу сделать? v Мы себя видим в этой же категории, и не потому, что у нас мания величия, этот как раз нет, но мы так собрались, Тобиас Райзнер, я, Маша Золотавина, люди из Британки… Мы делаем какой-то абсолютно новый продукт, и мы заточены под то, чтобы делать этот продукт. Это так. Я заточена всей своей жизнью, всем своим образованием и опытом под то, чтобы делать именно такой продукт. На последнем Baltic Weekend Фред Кук говорил, что в своей жизни нужно много попробовать, иметь много шаров на биллиардном столе. Вот я покатала в своей жизни очень много шаров, переделала массу всяких разных вещей, я была архитектором, культурологом, жила в другой стране, был у меня жёсткий дауншифтинг, корпоративная история (не менее жёсткая, кстати). И я оказалась заточена под это, и рядом со мной такие люди, которые держат тыл, работают головой, руками, ногами, душой и сердцем. Мы вместе это делаем.

Зачем ты это делаешь? Ведь была другая карьера, другая жизнь и другие возможности?

На этот вопрос очень легко отвечать. В жизни есть такая вещь, как призвание. И оно меня ведёт уже восемь лет. Всё очень непросто, я несколько раз хотела всё бросить. Но я понимаю, что ничего другого я делать не могу, точнее, не хочу. Когда я думала о том, чтобы это бросить, я думала и о том, в какую сторону я могу ещё пойти – и я поняла, что ни во что другое я внутренне вкладываться не хочу. Я могла бы со своими компетенциями уйти в корпоративную среду, но представить себе, что я работаю «на дядю», сидеть там в офисе – для меня это ужасно, мне даже физически плохо становится, если я это представляю. А тут я свободный человек, делаю то, что мне нравится.

Все, кто с нами работают, делают то, что они хотят делать, и как они хотят, все могут себя осуществить, реализовать видение нашей темы. Ведь тема наша, кроме того, что она очень человеческая, про людей с инвалидностью, она ещё – и в первую очередь -про дизайн. Она очень интересна для профессионала с точки зрения его профессионального приложения, с точки зрения дизайна, в том смысле, как это понимал Стив Джобс: не только, как это выглядит, но прежде всего, как это работает.

И человеческая составляющая нашего проекта тоже важна: только что со мной работал монтажёр видео, который на вопрос «Сколько стоит ваша работа», ответил: «Яна, я всё понимаю про ваш проект, я знаю, зачем я этим занимаюсь, заплатите мне, сколько считаете необходимым».

При этом, я, конечно, постараюсь заплатить по рыночной цене (с социальной скидкой, конечно, потому что для него это не просто видео резать. Он уже получил часть оплаты в ином выражении). Мы стараемся платить людям, потому что чисто благотворительные истории ни к чему не ведут. Вот с «Акрополем» было жёстко, когда партнёры не находились, и много профессионалов работали с нами как волонтёры. Для меня это было очень болезненно.

Я – продюсер, я ищу деньги. Деньги на наши зарплаты, офис, бухгалтера…. Сейчас снова надо искать партнеров на проекты, искать инвесторов для разработок по одежде и на производство. У нас сейчас в портфеле ещё 5 новых проектов – проектов, похожих по действию на «Акрополь» и wearABLE future - , которых ещё не было ни в России, ни за рубежом.

Что тебе это стоило? Пришлось от чего-то оказаться?

От денег и тех нужных и не нужных трат, которые их наличие за собой влечёт. Когда я делала «Акрополь», я жила на 20 тысяч в месяц. Конечно, я потеряла тогда возможность ездить в отпуск чаще, чем было необходимо и хотелось бы, проводить время с друзьями в хороших ресторациях. Я отказывалась от одежды. Но к этому я привыкла, мне уже не нужно много одежды. Сейчас в сети ходит статья про Джобса, Обаму и Цукерберга, которые носят всегда одну одежду, объясняя это тем, что это сохраняет энергию, которую можно направить на своё дело.

В тот период мне было нужно очень немного – деньги на бензин и на телефон, (ну и на маникюр очень бывает нужно иногда девочкам). Чтобы хорошо выглядеть не нужно много. Плюс мне вот просто повезло с наследственностью: женщины моего рода и в 80 лет выглядят как королевы.

Тогда вопрос про внешность. Пока я готовилась тебя спрашивать, я зашла в гугл посмотреть биографию, и увидела твои фотографии. Это впервые в моей жизни, когда я вижу фотографии человека всего за 4-5 лет, и на них ты такая разная, что если бы под ними не было подписи, я бы тебя не узнала. И самая красивая ты – в последний год. Как это получается?

Как сказала одна из моделй «Акрополя» - красота не заключена в теле, с чем я, кстати, не вполне согласна. И проект для меня не про душу, а про тело, но это, похоже сильно взаимосязано. То, что у нас на лице – есть отражение того, что внутри. Наверное, мои «изменённые состояния» - это результат очень интенсивного процесса внутренней работы над собой, который я проделала за эти годы. Это было прямо жестяное поле, шла очень важная внутренняя работа, результатом которой и стал «Акрополь». И, может быть, поэтому «Акрополь» так действует на других. Это же не абстрактно придуманный проект. Я уверена, что профессионал (пиарщик, маркетолог дизайнер) может и должен уметь придумывать такие вещи. Но для того, чтобы он получился по-настоящему, человек должен его через себя пропустить, сделать это своим. И тогда будет такой результат. Проект, сделанный просто «из ума» не будет так воздействовать на уровне подсознания. Но это не всегда возможно и нужно. Это случается иногда.

«Акрополь» и наш fashion-проект,с показом wearABLE future, который прошёл 23 октября – это продукты той стадии моей жизни, которая мне нравится, и мне сейчас хорошо.

Вопросы задавала Юлия Грязнова, исполнительный директор РАСО