Мир после коронавируса: опыт Китая и сценарии развития в ближайшем будущем

14 мая 2020, Четверг

В режиме самоизоляции сложно делать прогнозы, но еще сложнее не размышлять о том, как изменится мир, структура экономики, политические реалии после окончания пандемии. Опыт Китая в борьбе с коронавирусом, а также степень его влияния на экономику, политическую и социальную обстановку внутри страны обсудили на онлайн-конференции “Мир после коронавируса: опыт Китая и сценарии развития в ближайшем будущем”, организованной коммуникационной группой iMARS.

Очевидно, что сегодня между Китаем и США мы видим не только торговую войну, а более глубокое и системное противостояние нынешнего гегемона мировой системы и восходящей державы, которая во многом хочет пересмотреть некоторые элементы мирового порядка, в том числе контроль над отдельными территориями и роль Китая в управлении международными делами. По словам Александра Габуева, вирус лишь усилил существовавшие ранее тенденции, которые вели к разрыву мощной связки между двумя крупнейшими экономиками мира. Во многом это связано с внутриполитической ситуацией США, с теми ошибками, которые предпринял американский лидер в борьбе с вирусом, перекладывая с себя ответственность, так как Китай не готов делиться всем массивом информации с ВОЗ. Что касается перспективы отношений Россия и Китая, коронавирус, как и события 2014 года, стимулируют еще больший поворот в сторону Азии, который характеризуется тем, что мы попадаем в асимметричную зависимость от Китая.

«Первая страна, начавшая активную борьбу с распространением коронавируса — Китай. Сегодня эта страна также является первой, которая успешно преодолела эпидемиологический кризис с привлечением невероятных экономических, медицинских, политических и социальных мер. Что касается переналадки экспортно-импортных потоков в мире — этот понятный процесс идет, и мы наблюдаем его уже десяток лет. Пандемия — не изобретатель, она только «подталкиватель»», — отметил Николай Коварский, Председатель совета директоров iMARS Communications.

Пандемия коронавируса явление уникальное. На несколько месяцев люди, живущие в условиях высококонкурентного предложения самых разных товаров и услуг, вдруг оказались взаперти, отрезанными от привычного мира, образа жизни. И хотя китайская статистика у многих аналитиков зачастую вызывает некоторую долю сомнения, стоит обратиться к официальным данным, которым в той или иной степени задают некий тренд.

«Сейчас китайское руководство столкнулось с трилеммой, — рассказал Александр Габуев, руководитель программы «Россия в АТР» Московского Центра Карнеги. — Им надо решить три задачи одновременно. Первая — это контролировать развитие вируса. Не допустить масштабной второй волны, которая бы снова перегрузила медицинскую систему. Развернута сложная система мониторинга. Вторая задача — это восстановление экономики. Занятость для КНР — это важная социальная проблема. Внешний рынок экспорта схлопнулся, и теперь основная надежда на внутренний спрос. На классический рецепт — инфраструктурные проекты, которые поглощают большое количество рабочих рук. И третья задача: Китай во время борьбы с финансовым кризисом в 2008—2009 годах раскрутил долговую спираль. По разным оценкам, госдолг примерно 300% ВВП».

Власти Китая пытаются решить экономические проблемы, вызванные распространением коронавируса, с помощью классического рецепта — создавая крупные инфраструктурные проекты. На данный момент Китай делает выбор в пользу решения первой и второй задач и постепенно переходит к индустриализации 4.0, главными особенностями которой являются система 5G, центры хранения и обработки данных, интернет вещей и создание городских систем транспорта.

В докладе Национального бюро статистики КНР по каждой из пострадавших от пандемии COVID-19 отраслей экономики существует отдельная статистика. Рост, например, наблюдался в отрасли сельского хозяйства Китая. Третичный сектор экономики в совокупности снизился на 9,1% (снижение на 3,9% по сравнению с периодом с января по февраль). С января по февраль операционные доходы компаний в сфере услуг снизились на 12,2%, в то время как операционные доходы крупных интернет-гигантов выросли на 10,1%, а IT-компаний на 0,7% соответственно.

Человек – существо социальное. И в момент кризиса ощущение того, что с тобой рядом такие же люди, как и ты, тебя не бросят и помогут, а «вместе мы – сила» психологически помогает намного больше, чем любой запас персонального оптимизма. В условиях вспышки COVID-19 Wumart (物美) и DMall (多点) реализовали проект по установке пунктов сервисного обслуживания по борьбе с эпидемией в нескольких районах Пекина. Компании сформировали наборы из наиболее популярных продуктов за 49, 99, 139, 199 и т.д. китайских юаней, которые можно было заказать и оплатить с помощью приложения DMall, а затем получить на станции своего района – бесконтактно и без очередей. Несколько аналогичных сервисов появилось в социальной сети WeChat и на других платформах — выходит и дешевле, и рождает чувство сопричастности.

Несравнимо большие потери по сравнению с супермаркетами понесли торгово-развлекательные центры. По данным Министерства торговли КНР по состоянию на 9 февраля только 35% торговых центров возобновили работу. Некоторые торговые центры, которые раньше приглашали к сотрудничеству KOL-ов (лидеров мнений), теперь также интересуются ключевыми потребителями (KOC - key opinion consumers), предлагают им выступить в качестве живого «руководства по покупкам» и организовать прямые трансляции для продвижения и продажи товаров. В режиме реального времени они также могли продемонстрировать продукцию, примерить их, ответить на вопросы слушателей, поделиться своим мнением по поводу выбранных товаров.

«Китайский потребительский рынок действительно переживает не лучшие времена, как и любой другой рынок в странах по всему миру. Никто из ныне живущих никогда не сталкивался с подобным вызовом и не имеет готовых решений для возникших экономических проблем. Наиболее серьезный вызов китайскому потребительскому рынку — стимулировать внутренний спрос и вернуться к прежним объемам экспорта. Проблема, с которой столкнулся китайский рынок и которая не грозит российскому по многим направлениям — переизбыток товаров. Однако представители китайского рынка оптимистично смотрят на временные ограничения и каким бы ни был спад — будущий рост будет большим», — отметил Алексей Чигадаев, руководитель международных проектов группы iMARS China.

Существующие прогнозы не дают полного долгосрочного понимая того, куда может привести кризис. Очевидно, что в краткосрочной перспективе люди готовы тратить исключительно на продукты питания, бытовую технику и уходовую косметику. Остальные категории пока остаются вне рамок планирования семейного либо индивидуального бюджета. Китай обладает огромным количеством потребителей, до которых страсть потребления еще не дошла в объеме сравнимом с крупными мегаполисами. Вероятно, на них и будет сделана ставка в восстановлении потребительского спроса. У жителей сельских районов есть сбережения, но они пока не готовы тратить, как показывает статистика. За их счет и будет восстанавливаться экономика.

Информация предоставлена КГ iMARS Communications

Прикрепленный документ:
Экономика КНР после коронавируса.pdf