Лекция о лоббизме

14 Августа 2018, Вторник

Станислав Наумов, президент РАСО, член Попечительского совета Экспертного института социальных исследований

Август 2018, Клязьма. Форум «Территория смыслов»

Добрый день! Я являюсь профессиональным лоббистом. Я хочу, чтобы сегодня вы узнали от меня, кто такой специалист по взаимодействию с органами государственной власти. Я очень рассчитываю, что вы будете работать и в системе исполнительной, и в системе законодательной власти, и когда-нибудь я к вам приду, как лоббист, попрошу вас принять ту или иную поправку к закону, или разработать то или иное постановление правительства. И вы вспомните то, что я буду сегодня вам рассказывать и поможете мне. Это – цель моего выступления. Согласны?

Хорошо, тогда начнем с того, чем занимаются политики. На мой взгляд политики занимаются только одним делом – они принимают решения. Решение является единственным продуктом, который эффективный политик должен уметь создавать, должен уметь делать. В чем особенности современной ситуации? Какие тренды влияют на умение политиков принимать эффективные решения? Это, в первую очередь, цифровая революция (ЦР), которая затрагивает абсолютно все сферы. ЦР затрагивает экономику, ЦР затрагивает общество. Политика не может не может не испытывать на себе влияние и тенденции цифровизации экономики: политика не может не испытывать на себе цифровизации общественных отношений.

Что, с точки зрения экономики влияет на позицию лица, принимающего решения? Это - скорость. Скорость, с которой сегодня меняются экономические и бизнес-модели. Мы с вами знаем, что за последние 10 лет ситуация в секторах экономики поменялась на столько, сколько она поменялась за предыдущие 50 лет. И эта тенденция – ускорение смены бизнес-модели, которая приносит максимально эффективный экономический результат – она создает базовый запрос со стороны экономики политикам.

Как можно оперативнее, своевременнее принимать решения? Что это означает с точки зрения нашей российской ситуации? Это означает, что мы с вами должны уметь видеть на несколько ходов вперед, как управленцы. Мы должны исходить не только из наших вчерашних представлений о тех или иных рынках, о тех или иных общественных отношений. Мы должны видеть, насколько сегодня меняется мир.

Для политиков, которые работают в РФ, принципиально важно, чтобы наша страна занимала достойное место на международной арене. Я уверен, что об этом предыдущие спикеры с вами достаточно подробно говорили. Это не просто декларация. Это означает, что в каждом из экономических секторов РФ мы должны быть конкурентоспособными, мы должны иметь экономических игроков как на внутреннем, так и на внешнем рынках.

Поэтому очень важно, чтобы та экспертиза, которую сегодня делают политики, наши современные политики, в т.ч. в Госдуме, Совфеде, в региональных законодательных собраниях, чтобы они опирались на диалог с представителями бизнеса. Это очень важно – отделять от негативных практик. Когда я произнес слово «лоббист», уверен, что у многих оно вызвало какое-то такое сомнение, может быть, даже подозрение.

Почему? Потому что очень трудно в обычной жизни провести грань между влиянием, которое необходимо оказывать на процессы принятия государственных решений открытым, публичным образом, и тем влиянием, которое может оказаться негативным именно в силу того, что оно закрытое, непубличное, и отстаивает интересы не только не только в целом той или иной отрасли, либо группы участников рынка, а отстаивает интересы какой-то отдельно взятой корпорации. И относится не к стратегической деятельности, не к тому, что связано с умением видеть на несколько шагов вперед и выстраивать определенный баланс интересов, а в получении сиюминутных каких-то выгод, которые отразятся положительно только на каком-то одном участнике этой ситуации.

Я хочу, чтобы мы с вами в течение предстоящего обмена мнениями, «вопросов – ответов» сумели отделить то, что является негативной практикой; то. что связано зачастую с попыткой несправедливо распределить бюджетные средства, несправедливо получит какие-то льготы, преференции вопреки общим нормам, общим правилам. Вот вся такого рода деятельность не относится к тому, что является официальным лоббизмом, официальным взаимодействием с органами государственной власти.

Еще больше негатива, конечно же, вызывает у каждого из нас с вами коррупция. А именно: подкуп лиц, принимающих решения, и фактически это – уже история не про политтехнологии, не про управленческие технологии – это уже история про Уголовный Кодекс. И нужно четко понимать – ни один лоббист не имеет права применять такие меры влияния, которые описаны как шантаж, подкуп и прочие недобросовестные практики.

Что может и должен делать лоббист с точки зрения влияния на процессы принятия решений в органах исполнительной и законодательной власти? Cамое главное – это экспертиза. Сегодня современная система управления в самых разных странах. включая Россию, устроена таким образом, что компетенции. знания распределены не только внутри системы принятия решений, не только внутри госаппарата. Сегодня очень многие эксперты работают в рамках разного рода корпоративных структур управления.

Если вы хотите эффективно отрегулировать тот или иной рынок, если вы хотите, чтобы сценарий развития этой отрасли привел к росту нашей конкурентоспособности на международной арене в экономике, вам необходимо в начале разработки любого решения исходить не только из поручений, которые вы получаете «сверху». «свыше» откуда-то; не только опираться на общественное мнение, не только учитывать результаты голосования, в т.ч. голосования на национальных и региональных выборах,

Очень важно, чтобы решение было качественным, чтобы было эффективным. Очень важно привлекать экспертов на самой ранней стадии, когда вы начинаете заниматься как управленцы той или иной проблемой. Важно это по одной простой причине – вы должны правильно квалифицировать эту проблему. Если вы правильно квалифицировали проблему, дальше вы можете выбирать разные варианты ее решения.

Если вы проблему квалифицировали неправильно, то каким бы не был набор вариантов, каким бы не был спор между разными участниками этого процесса, это будет спор «ни о чем», это будет решение «в никуда». Я еще раз повторяю: «Продукт деятельности политиков, продукт деятельности управленца – это решение». Поэтому решение не может быть безболезненным, оно обязательно несет в себе элемент изменения ситуации. То есть. настоящее решение, которое принимает управленец, которое принимает политик, меняет ситуацию. Оно затрагивает разные сферы. Но оно должно привести к изменению ситуации. Для вас это главный критерий – изменится ли ситуация?  Если вы видите, что ситуация не изменится, скорее всего, вы не так сформулировали проблему.

Второй важный момент. Очень хорошо, что здесь на «Территории смыслов» присутствуют представители разных политических взглядов, разных убеждений, люди со своими приоритетами. Очень важно, когда вы обсуждаете проект решения, услышать все точки зрения. Я скажу честно: «К сожалению, в нашей политической культуре это пока не развито».

Очень часто мы видим стремление поскорее сформулировать проблему, сделать ее основной позицией, и дальше довести ее до принятия соответствующего формального решения. К чему это приводит? Это приводит к тому, что потом эти решения либо получают резкое сопротивление со стороны части общества, части бизнеса…

А я говорю о том, что настоящее решение не может не быть болезненным. Настоящее решение должно предусматривать в себе не только обещания блага, но оно должно предусматривать компенсацию тем, кто считает, что он от этого решения получает ущерб. Поэтому, чем больше мы вовлекаем в процесс обсуждения решений представителей разных точек зрения, тем лучше вы управляете рисками реализации этого решения.

Это принцип открытости, это принцип открытого управления. Он используется сегодня во всем мире. Любое решение должно обсуждаться, в первую очередь, теми, кому оно адресовано. Для чего? Для того, чтобы иметь возможность, во-первыхвовлечь этого человека или социальную группу в реализацию этого решения. Во-вторых, чтобы, реализуя это решение, вовлечь свои ресурсы. Самый простой пример – это благоустройство дворов. Не надо за людей решать, где и как им высадить деревья и т.п. Надо спросить у них, «что они хотят видеть у себя в качестве благоустройства?». И тогда они будут относится к этому, как к своему собственному ресурсу.

И третий, очень важный момент. Нужно давать возможность людям оценивать те решения, которые приняты. Механизм оценки решений позволяет снять те риски, которые связаны с тем, что поменялась ситуация. Я сказал, что главное для управленца в современных условиях – это быстрое принятие качественных решений. Качественное решение – это решение, которое принимается с участием тех, кому оно адресовано.

И какими бы не были дискуссии, у нас должен поменяться в политической культуре принцип: «принятое решение выполняется, а не обсуждается». Это устаревший принцип. Очень часто о принятых решениях те или иные группы узнают после того, как это решение стало публичным, стало известным. У них могут быть свои точки зрения. Нужно создавать механизм моратория, определенного моратория на принятие и на реализацию сложных, болезненных решений. Возвращаться к тем аргументам, которые возникают уже после принятия тех или иных законов, приказов, постановлений.

Такова сегодняшняя современная структура подготовки качественных и эффективных решений. Какова в этом смысле роль бизнеса?.. В настоящее время я не только возглавляю РАСО, но и работаю лоббистом в крупнейшей частной российской компании Х5. Скажите, кто из вас знает магазины «Пятерочка»? («Лес рук» в аудитории). Спасибо. Если будут претензии к магазинам «Пятерочка», по окончании нашего общения можно подойти, я запишу адрес, и мы устраним недостатки, если они есть.

Спасибо…Сначала (до обеда) мы закончим тему про качество решений. Так вот, мы являемся крупнейшей частной компанией. Я не буду сейчас заниматься рекламой, поскольку мы в рекламу вкладываем достаточно много денег, поэтому вы все посещаете наши магазины. Мы сегодня сталкиваемся с самой разной реакцией на наше развитие.

У нас не так давно открылся 13-ти тысячный магазин. Я его сам открывал во Владикавказе (Северная Осетия - Алания). Мы представлены в 60-ти субъектах федерации. Мы в год обслуживаем 3,5 млрд покупателей. Мы являемся держателями так называемых «Больших данных». Каждая покупка, которая совершается, отражается в кассовом чеке. На основании этой информации можно делать выводы не только об эффективности тех или иных производителей, но и о ваших привычках, предпочтениях.

Когда я говорю о себе, как о лоббисте, я говорю о том, что я должен делиться этими данными, не раскрывая персональные данные, а корректируя их. Я должен делиться с этим с государственными органами. Для чего я это делаю? Для того, чтобы качество оценки ситуации на продовольственном рынке было лучше. Поэтому, когда мы говорим о лоббизме, мы говорим о том, чтобы картинка, которая существует в представлении политика, управленца и картинка, существующая в виде стратегии деятельности бизнеса, максимальным образом соотносились друг с другом.

Они не могут совпадать. Интересы политика связаны с развитием общества в целом, с развитием нашей страны. Интересы каждого бизнеса связаны с получением прибыли и, соответственно, с ростом доли на том или ином рынке.  Важно, чтобы вы в своей практической деятельности, сталкиваясь с инициативами самого разного рода, всегда понимали, «какова должна быть ваша собственная экспертиза с точки зрения, что я называю «контрлоббизмом»». Потому что вы, как управленцы должны быть….Есть разведка, есть контрразведка. Есть лоббисты, есть контрлоббисты…

У нас с вами сейчас есть возможность с помощью ваших вопросов и моих ответов попробовать «сыграть в этих разведчиков и контрразведчиков». Для того, чтобы по окончании нашей с вами встречи вы смогли в своей практической и будущей работе очень четко понимать, в чем состоит интерес бизнеса, как этот интерес можно использовать в рынках соцэкономразвития вашего региона, вашей сферы деятельности. И не противопоставлять это друг другу, а сопоставлять. К этому я вас призываю! Спасибо.

Вопросы_ответы:

  • Кузнецов Сергей, представитель российского Союза молодых политологов: - У меня вопрос следующего характера. Как вы считаете, насколько уместно введение института лоббистов при органах законодательной власти и, на ваш взгляд, поможет ли это продвижению и реализации общественных проектов в т.ч. на региональном уровне?

Наумов: - Да, вы абсолютно точно, Сергей, определили наше внутреннее (сейчас) противоречие, поскольку ввиду того, что нет разграничения между деятельностью коррупционной, связанной с той, что касается несправедливого получения тех или иных благ отдельными какими-то лицами, у нас есть страх легализовать лоббизм. И все попытки консалтинговых структур, ну, то есть тех, кто занимается лоббизмом…Лоббизмом занимаются агентства по связям с общественностью, PR-агентства. Есть GR-агентства, которые специализируются… и, кстати очень многие российские крупные компании, работающие на внешних рынках, для того, чтобы получить лучший режим благоприятствования и ведения бизнеса на рынках ЕС, США, обращаются к услугам лоббистских агентств.

Эти лоббистские агентства зарегистрированы так же, как зарегистрированы нотариусы или адвокаты. И с помощью этих реестров каждый гражданин, каждый налогоплательщик может увидеть, какое агентство, в интересах какой компании и за какие деньги услуга была оказана, потому что бесплатного ничего не бывает. Труд лоббиста связан с экспертизой, связан с получением новых знаний, коммуникаций…

Если вы зайдете на сайт комиссии Евросоюза. вы увидите по итогам 2016 г.. по-моему, реестр из 40 крупнейших мировых компаний, которые оказывали влияние на лиц, работающих в Еврокомиссии; общую сумму бюджета, которая была заплачена аккредитованным агентствам про Еврокомиссии, примерно в 42 млн. евро. Это небольшие деньги, но, во всяком случае, это легальный рынок, и я думаю, что в РФ необходимо как можно скорее делать то же самое, поскольку на сегодня функции лоббистов выполняют 4 непартийные организации, это РСПП, ТПП РФ (есть закон о Палате).

Это 2 организации, выражающие интересы бизнеса; я сейчас говорю именно о бизнесе. Иногда я говорю о лоббизме, но я имею ввиду любое влияние, любое давление, в т.ч. общественное. Все-таки лоббизм – это история про экономику. Технологии лоббизма могут использоваться и в общественной деятельности, но, все-таки, это про экономику.

Так вот, эти 4 организации, они сегодня аккумулируют мнения различных отраслевых групп, отраслевых союзов, и они имеют право участвовать в работе – заседаниях правительства, работе комиссий разного рода и там представлять консолидированную точку зрения бизнеса. Я думаю. что в принципе, с учетом вашего вопроса и поддержки зала (я знаю, что вы делаете разные проекты). Если кто-то сделает проект закона, легализирующего лоббизм, я скажу вам «большое спасибо».

  • Аксяшкин Иван, представитель «Молодой гвардии» (Пензенская область): - Сегодня в ряде зарубежных стран есть такая практика, когда есть законодательство, регулирующее в той или иной степени лоббизм (или около этой деятельности). А вот в России на данный момент, насколько мне известно, нет специальных норм, которые бы регулировали эту деятельность. Хотелось бы узнать на ваш профессиональный взгляд. c чем это связано?

Наумов: - Спасибо, тогда я попробую о себе немного рассказать. Я начал…, вообще закончил факультет политологии УрГУ («политологи, привет!») в г. Екатеринбурге. Это было с 1989 по 1994 г.г. Но где-то на III курсе я начал работать. Сам я из Магнитогорска. Жил на ул.Октябрьской. («Кто из Магнитогорска есть? Привет!»). Я начал работать пресс-секретарем мэра г. Магнитогорска где-то, начиная с 1992 года и стаж муниципальной службы у меня продлился до 1997 года.

И когда я говорю, что я понимаю ситуацию, как лоббист, я ее точно так же хорошо понимаю, как контрлоббист. В 97 году я переехал в Москву и стал помощником Руководителя ГНС РФ, я работал с А.П. Починком. В 1998 году я начал работать в аппарате правительства, работал помощником зампреда правительства В.Б. Христенко, который курировал самые разные сферы.

В 2004 году я стал работать в МПЭ РФ, работал директором Департамента экономического анализа. В 2008 году, в 35 лет я стал заместителем министра МПТ РФ, статс-секретарем, отвечающим за законопроектную деятельность. В 2010 вошел в «сотню президентского резерва» и запускал очень сложный и очень противоречивый проект «Сколково» (инновационного центра).

Я сейчас это рассказываю для того, чтобы ответить на ваш вопрос о том. Что нужно сделать, исходя из опыта муниципального, опыта работы регионального, федерального и остального. В 2012 году моя жизнь круто поменялась. Я получил приглашение возглавить Департамент правительства РФ по формированию системы открытого госуправления,

Мне, к сожалению, не удалось проработать долго, я проработал директором Департамента с сентября по декабрь 2012 года, после чего ушел учиться по программе Executive MBA в Московскую школу управления «Сколково». После чего, как и положено всем счастливым ученикам бизнес-школ, встретился с человеком №2 в списке Forbеs Михаилом Фридманом и с 2015 года я работаю в X5.

Что я понял на протяжении своего жизненного пути, на протяжении всей своей карьеры? Что даже в отсутствие закона о лоббизме любой эффективный управленец работает в диалоге с бизнесом. Что это означает? Вы должны, во-первых, делать планы своей работы на год публичными, на ваших страничках управленца в соцсетях должна быть программа, что вы собираетесь сделать в 2018-2019 гг. Для чего? Чтобы я знал ваши цели, ваши дорожные карты, ваш график, и понимал, в чем я могу вам, как представитель бизнеса, и когда именно помочь.

Поэтому нужно сделать главным требованием открытую публикацию планов работы всех органов государственной власти – от Муниципалитета до аппарата правительства. Это первое. Просто я хочу сказать, коллеги, а сейчас этого нет. Сейчас мы с вами, о том, чем занимается правительство, чем занимается Президент. чем занимается Госдума, Совфед узнаем только после того, как они эти решения уже приняли, вот только после того, когда эти решения уже начинают обсуждаться с точки зрения «и как нам теперь с этим жить?». И мы каждый раз теряем миллиарды рублей на адаптацию к тем или иным не до конца проработанным решениям.

Лоббизм – это попытка синхронизировать то, чем занимается в обычной жизни обычный человек, неважно, какая крупная компания, как Х5 или это обычный предприниматель, открывший свой киоск на привокзальной площади и там продает какие-то сделанные самим собой продпродукты…Ради бога! И то, и другое одинаково уважаемо. Но мы должны знать, каковы планы и к ним относиться уже, как к части своих планов.

Я, собственно говоря, уходя из Белого Дома в конце 2012 г., жалею, что не успел это сделать. Нужно всю межведомственную переписку, переписку между Минфином и Минтруда, между МПТ и МЭР сделать доступной. Она (власть) сейчас у нас ведет себя очень закрыто и в силу этого она неэффективна. Мы не можем достать те или иные справки. Мы не можем достать те или иные таблицы, не знаем, на основе каких количественных данных принимаются качественные решения.Лоббизм – это технология повышения качества решений. Вот какие нужно НОРМЫ. а не только, может быть, законы, менять в регламентах работы органов власти! Спасибо, Иван!

  • Поляков Иван, участник российского Союза молодых политологов: - «К нам недавно приезжал сопредседатель российского общества политологов Шутов А.Ю., и мы его тоже спрашивали про институт лоббизма. И если разрешить создать законодательство. какие-то нормативно-правовые акты, чтобы узаконить деятельность коммерческих лоббистских фирм, по его мнению, все это может сильно повлиять на уровень коррупции в стране. Вам так не кажется?

Наумов: - Да, я с ним согласен. Уровень коррупции в стране резко снизится, если это будет легальная, открытая деятельность. Дело в том, что оплачивать услуги надо через Счет, который есть у лоббистской организации. Поверьте мне, что никто никакие конверты, никто никакие коробки из-под ксерокса с долларами давно уже никуда не носит.

Потому что, во-первых, наличных денег все меньше и меньше становится, все расчеты безналичные. А, во-вторых, все-таки. когда у вас есть зарегистрированное лоббистское агентство, и вы туда заплатили деньги за выполненный договор услуг, любая налоговая служба может проверить, была эта услуга оказана или нет. Поэтому коррупция, это когда все это «шито-крыто» и все это непонятно, зачем сделано. А лоббизм – это механизм вовлечения умных людей из бизнеса в разработку и эффективную реализацию решений для бизнеса.

А с коллегой Шутовым я в принципе работаю составе Попечительского совета социсследований, который не так давно по инициативе С.В. Кириенко был организован. Поэтому я думаю, что хорошо, что у нас есть разные точки зрения. Сопоставив наши точки зрения с Шутовым, мы сможем уйти от тех крайностей, о которых он говорит, и которые я также понимаю. Спасибо!

  • Быковских Николай, представитель Ленкомсомола (Липецкая область): - Вопрос о качественных решениях. Я даже записал вашу цитату, она звучит так: «Качественное решение – это решение, принятое при участии тех, в отношении кого оно принимается». Так?

Наумов: - Да, совершенно верно.

  • Быковских: - Вот недавно партия КПРФ приняла попытку инициировать референдум по поводу повышения пенсионного возраста в нашей стране. Также, как известно, Элла Панфилова блокировала эту инициативу, назвав. ну в общем-то, это решение, что «ей непонятна суть вопроса». В связи с этим, у меня вопрос. По вашему мнению, качественным решением в этой ситуации является референдум или законопроект «Единой России» (ЕР), который она «продавливает» в Госдуме своим большинством при том, что абсолютное большинство граждан России выступает категорически «против»?

Наумов: - Большое спасибо, Николай! Когда я готовился к встрече с вами, мне сказали, что будет вопрос по пенсионной реформе. Поэтому, несмотря на то, что вы представляете оппозиционную силу, в данном случае я думаю, что это тема не только политической дискуссии. Это тема, наверное, по своим последствиям сопоставима с тем, что произошло в нашей стране в августе 1991 года. Я думаю, что мы стоим на пороге больших кардинальных изменений в жизни каждого из нас, в жизни ваших родителей, в первую очередь, в жизни старших членов поколения ваших семей, ну и в вашей жизни тоже.

Потому что эта реформа, это решение кардинально меняет несколько сфер нашей жизни. Во-первых, это – рынок труда. Это то, что связано с нашими с вами ежемесячными отчислениями. Напомню, что в этой формулировке, кстати, хотелось обрадовать – сейчас я ехал в поезде, читал «Ведомости» (хорошая, кстати, газета, читайте газету «Ведомости»!) о том, что Э. Панфилова, в первый раз отвергнув инициативу уважаемой компартии, пообещала ее доработать. Она ее доработала, и сегодня уже известно, что формулировка, которую она доработала, будет принята и инициативные группы в 40 с лишним регионах, которые будут собираться, уже обладают той формулировкой, которая для ЦИК является нормальной и приемлемой.

То, что касается вашей последующей деятельности, то я вам сочувствую, потому что, несмотря на то, что у нас эта реформа является системообразующей, уровень политической активности, (вы это знаете лучше меня), невысокий. Митинги, которые провела ваша партия в субботу, собрали достаточное количество людей, но пока это только первый срез общественного мнения. Лично мне непонятно, например, почему еще не все вовлечены в эту проблему?

C точки зрения публичных коммуникаций, связей с общественностью эта реформа, которая известна каждому гражданину. Каждый гражданин понимает, что она означает. Поэтому, безусловно, такого рода темы нуждаются во всенародном обсуждении. Я считаю, что в рамках цифровой трансформации политики… я хочу, чтобы вы. может быть, воспользовались моим советом. Есть так называемая «Российская общественная инициатива» и официальный сайт. На нем надо в течение определенного отрезка времени собрать 100.000 голосов в поддержку того или иного решения. И правительственная комиссия обязана это решение рассмотреть и дать рекомендации в данном случае правительству и Госдуме, как к этому решению отнестись.

Поэтому кроме традиционных способов работы на митингах, работы на общероссийском референдуме, есть одна альтернатива, связанная с использованием механизма электронной петиции. И ничто не мешает вам, ничто не мешает вашим уважаемым коллегам из ЕР, СР, ЛДПР, например, по итогам вашей работы здесь зарегистрировать 4 разных варианта решения проблемы страховых пенсий (начала выплаты страховых пенсий); cбрать определенное количество голосов и потом сравнить их между собой.

Я знаю, что вы занимаетесь в проектных командах разработкой разного рода онлайн-платформ. Уже есть онлайн-платформа «Российской общественной инициативы» (РОИ). Попробуйте там сформулировать и собрать достаточное количество голосов. Напомню, что в прошлом году на этом сайте 100 тысяч голосов было собрано против одного из законопроектов Госдумы, который предусматривает обязательства для ИКТ-компаний хранить данные о каждом звонке, каждого СМС в течение года. Этот закон должен был вступить в силу с 1 июля этого года, но он по-прежнему «сырой», он по-прежнему не обеспечен подзаконными нормативными актами в полном объеме, и он технически невыполним.

Но так или иначе с помощью РОИ оппоненты этого решения создали определенный баланс, по крайней мере, разных точек зрения. С моей точки зрения, технологии есть разные. Я считаю, что референдумов в принципе должно быть больше, что проводить их нужно по очень многим вопросам на уровне региональном, на уровне муниципалитетов. У нас большая страна и даже по проблеме начала выплат страховых пенсий существует (по моим данным) как минимум 5 разных вариантов. И каждый из этих вариантов по отношению к разной социальной группе должен быть адаптирован. Лучше это сделать. Естественно, до II чтения, которое запланировано на сентябрь этого года. Поэтому, если вы думаете, что сумеете провести референдум до этого, вы – политически эффективны.

Если второе чтение произойдет без учета вашей точки зрения, то тогда ваши коллеги в ЕР, которым я сочувствую гораздо больше, чем вам, поскольку депутаты ЕР имеют в качестве органа исполнительной власти правительство, которое возглавляет лидер их партии. Поэтому не могут не проявлять той необходимой партийной солидарности, которую можете не проявлять вы. Поэтому вам, может быть, в каком-то смысле даже легче, несмотря на то, что кто-то, что-то и «проталкивает». Я вам желаю успеха!

  • Котляров Анатолий, представитель партии «Справедливая Россия» (Ростов-на Дону): - Cкажите, пожалуйста, кажется ли вам, что в нашей стране в данный момент немного ущемляют предпринимателей и малый бизнес. Приведу такой пример. Хочу я открыть магазинчик. Приходит ко мне пожарная инспекция и говорит: «Дайте денег». Ты говоришь, что не дашь денег. Они говорят, что «тогда мы разрешения тебе не дадим. Пойдешь в прокуратуру, тогда у тебя может сгореть дом». И второй момент. Когда бизнес имеет (проект имеет) успех большой, а его потом приватизируют другие люди. Напомню пример с Павлом Дуровым, который создал «Контакт». У человека все получилось, все шло в гору, в гору, а теперь у кого «Контакт»? Нету его!

Наумов: - Это называется национализация!

  • Котляров: - C «Магнитом» все тоже знают ситуацию, которая произошла недавно. Был один хозяин. Теперь он был вынужден продать за (всем известно) гораздо низкую цену, чем эта компания продавалась. Спасибо.

Наумов: - Cпасибо за вопрос, Анатолий. Я, кстати, считаю, что в разных экономических ситуациях и методы, которые связаны с национализацией, с огосударствлением могут быть и эффективными и могут быть результативными. В истории нашей страны в XX веке есть много примеров, которые доказали эффективность и такого экономического подхода. Но времена меняются, поэтому в чем-то, наверное, мы немного психологически пока отстаем.

У нас предприниматель до 1991 года был фигурой криминализированной. У нас любая предпринимательская деятельность рассматривалась, как уголовно наказуемая. И поэтому те правоохранительные и надзорные органы, о которых вы говорите, при всем моем уважении они еще не забыли тот подход к тому, что кто-то за счет своей собственной предпринимательской деятельности может рискнуть и заработать.

У нас очень патриархальная страна. По-прежнему на 1 месте находятся не ценности экономического успеха, к сожалению. Хотя они декларируются, они записаны во всех президентских посланиях, во всех отраслевых стратегиях. Но когда они опускаются на тот уровень, о котором вы говорите, это все выглядит, как такая местная борьба с теми, кто более успешен. У нас нет культа успеха, точно так же, как нет умения признавать ошибки, умения ценить тех, кто идет на риск. Это долгая и сложная работа, она во многом зависит от тех политических дебатов, в которых вы будете принимать участие, становясь уже самостоятельными политиками, самостоятельными управленцами.

Поэтому, на мой взгляд, нужно декриминализировать экономическое законодательство, нужно перестать подозревать в каждом предпринимателе какого-то злодея. Нужно наоборот поощрять конкуренцию, чтобы предпринимателей на всех уровнях экономики было больше. Тогда выживут самые эффективные, как и в политике. Тогда, собственно говоря, всех рисков, что кто-то не так противопожарную охрану у себя установил, их будет меньше. А вообще. на своем жизненном опыте могу вам сказать, что ни один надзор не заставляет так эффективно соблюдать правила, как контроль со стороны потребителя.

Мы с вами, как потребители тех или иных услуг опять же в условиях того тренда на цифровизацию экономики, можем гораздо лучше влиять на качество тех услуг и товаров, которые нам предоставляются. Я, например, завтра буду встречаться с руководителем «Роспотребнадзора» РФ Поповой А.Ю. в одном из наших супермаркетов «Карусель» на Новой Риге. И мы будем обсуждать, как дать возможность каждому нашему покупателю сфотографировать тот или иной срок годности продукта на свой мобильный телефон и сообщать нам о необходимости замены этого продукта на более свежий. Для этого не нужны миллионы чиновников разного уровня, потому что у миллионов чиновников ни рук, ни глаз, чтобы увидеть все недостатки.

Надо наделять властью самих потребителей, так же, как в политике нужно наделять властью самих граждан РФ.

  • Мирбадалев Антон, координатор ЛДПР (республика Марий Эл): - Не так давно Госдума приняла налоговый маневр, результатом которого станет уменьшение налогов, собираемых с нефтяников примерно на 600 млрд.руб. Не является ли это результатом лоббизма? И как к нему относиться на фоне того, что Госдума в это же время принимает решение по повышению НДС и говорит о том, что мы будем получать опять-таки примерно 600 млрд. для развития инфраструктуры и других проектов на благо людей? То есть, фактически, «у нефтяников не взяли – у народа отобрали». Как к этому относиться?

Наумов: - Антон, спасибо за вопрос. Я просто хотел уточнить, какой регион вы представляете, нефтяной или нет? …Не самый нефтяной, согласились, не ХМАО и не Ямал…Действительно. Этот случай, на мой взгляд, является примером серьезной лоббистской деятельности.

Безусловно, в эту лоббистскую деятельность были вовлечены все наши нефтяные компании, но парадокс ситуации в том, что они недовольны этим решением. Они считают, что это решение не обеспечивает той самой конкурентоспособности на международной арене, о которой я говорил в начале своего выступления. Потому как, что, собственно говоря, отменили? Отменили экспортные пошлины. То есть, что является проблемой? Вот, если бы мы с вами сейчас сидели и обсуждали. а что является проблемой, которую государство пыталось решить?

Государство пыталось решить проблему падения цен на мировых рынках на нефть. Мы живем с вами в ситуации, когда уже не только доллар не 30 рублей, но и баррель нефти уже не $100. Да? Очень многое хорошее, что было создано в нашей стране в течение 2000-х годов, это результат очень правильного использования благоприятной внешнеэкономической коньюнктуры на углеводороды.

Это то, чем мы богаты. Это то, чем участвуем… вот сейчас мы еще футболом участвуем в мировой реальности. Я видел, что у вас здесь Станислав Саламович, в принципе, как уважаемый человек, изображен в полный рост. Да, но помимо футбола у нас еще есть недра, востребованные в том сыром виде, в котором дальше их перерабатывать на внешних рынках уже в бензин или, допустим, полиэтилен…

Поэтому, мне кажется, что это попытка нефтяной отрасли пролоббировать для себя более комфортные условия работы на внешних рынках. Любая экспортная пошлина изымала из их инвестиционных бюджетов деньги. Я думаю, я очень надеюсь, что они понимают, что когда закончится «век нефти», те инвестиции, которые они сегодня делают, всегда уже будут идти на ниспадающем рынке, на ниспадающем тренде. Хотя. Дай бог нам еще лет 50 иметь такую возможность продавать нефть за доллары и получать доходы не только от экспортных пошлин, но и от основной деятельности любого бизнеса.

Что касается повышения НДС я могу сказать, что, на мой взгляд, это не самое, наверное, ожидаемое бизнесом решение. У нас была возможность, и мы об этом говорили с Минфином на разных площадках, - убрать льготы на НДС. У нас на целый ряд товаров существует 10% - й налог на добавленную стоимость (при существующем сегодня 18%). Если бы его убрать, можно бы. наверное, не повышать НДС на 2%, а это действительно такая болезненная мера.

Но особенность государственного управления и вы с ней обязательно столкнетесь уже в самые ближайшие годы, она в том и состоит, что не бывает хороших решений. Бывают плохие и очень плохие решения. Искусство эффективного политика и управленца – видеть все «минусы» и все «плюсы», не закрывая глаза на «минусы», а когда у этого решения есть «минусы» – сделать вот это. Поэтому и пенсионная реформа, о которой уважаемые коллеги из КПРФ говорят, и реформа налоговой политики, безусловно, в самое ближайшее время должны быть сбалансированы.

Для этого у нас должно быть активное, энергичное и в каком-то смысле правительство и с учетом того, что мы с вами потихоньку движемся к финалу, я очень хочу, чтобы к 2021 году, когда будут очередные выборы в Госдуму, к законодательной деятельности пришли современные, амбициозные, верящие в себя политики. Я очень хочу, чтобы среди тех, кто победит на выборах в 2021 году, вне зависимости от партпринадлежности, вне зависимости от региональной и какой-то специфики, были люди, которые сумеют дать ответ, который, к сожалению, сейчас мы с вами не имеем.

Завтра у нас будут выступать лидеры фракций. У них все равно есть большая ответственность перед вами, поскольку они лидеры в т.ч. ваших политических партий, политических групп. Мне кажется, что сегодня не хватает каких-то новых, серьезных инициатив, которые позволяли бы выбирать между плохими и очень плохими решениями; которые позволяли бы наконец научиться принимать хорошие решения, которые будут понятны в первую очередь активному экономическому классу.

Потому что, вот то, что коллеги спрашивали про пенсию. Я, например, на пенсию не собираюсь. Я считаю. что это нормально, когда человек может свой опыт, свою профессиональную востребованность, если у него нет ограничений по здоровью, может работать ровно столько, сколько он считает нужным. Я считаю, что нормальный экономически независимый человек должен рассчитывать не только на пенсию, но и на целый ряд различных источников достойного существования в пожилом возрасте.

Мне кажется, что вот я сам – сын своих родителей, я им помогаю гораздо больше, чем им платит государство пенсию. Я хочу, чтобы у нас в обществе было больше такой солидарности, больше поддержки внутри семей; больше возможностей, чтобы экономически сильные граждане помогали тем, кто по объективным причинам уже этого не может сделать. Вот такого рода решения хотелось бы видеть!

  • Павел, Брянская область: - У меня к вам вопрос. Зачастую лоббистов сравнивают с политтехнологами. Скажите, как вы считаете, это одно и то же? Или все же это разные професcии?

Наумов: - Cпасибо, Павел! Когда я слышу «Брянская область», вспоминаю «Мираторг» и мясо. Поэтому я считаю, что у «Мираторга» очень хорошие лоббисты, которые обеспечили сегодня этой компании статус национального лидера в области мясного животноводства. Но я думаю, что ни один политтехнолог не заставит нас с вами жарить стеки, покупать хорошую и вкусную продукцию. Нет, это разные профессии! Политтехнологи должны работать над тем, чтобы политика была чистой, политика была прозрачной, чтобы политика была искренней. Это очень важный запрос именно на политтехнологов. К сожалению, опыт множества избирательных кампаний, в которых я участвовал в разном качестве, говорит о том, что этого нам пока не хватает.

Лоббист должен уметь экономить деньги, лоббист должен уметь зарабатывать на умном администрировании. На повседневном. Потому что политтехнолог – это, все-таки, такой, скажем так, «сезонный проект» (от выборов к выборам). Хотя я, кстати, уверен, возвращаясь к теме референдумов, что 2021 год будет последним, когда будут обычные выборы в один из воскресных дней. Думаю, что, если не в 2024, то в 2030 году выборы уже будут проходить в электронной форме с использованием ИЦП. И с этой точки зрения очень многое в политтехнологиях поменяется, поскольку, по крайней мере, не нужен будет «День тишины». А те же самые дебаты можно будет проводить непосредственно в день голосования (в момент голосования). А сам момент голосования может быть чем-то похожим на процедуру оплаты банковской карточкой покупки в онлайн-магазине.

Поэтому политтехнологам нужно думать вот об этом, как менять коммуникацию со 140 миллионами россиян? Как менять коммуникацию с новым поколением, которое еще только-только вовлекается в общественную активность, но уже это делает по самым разным освоенным шаблонам. Может быть, мы придем с вами к тому, что выборы будут чем-то напоминать ту самую игру престолов.

  • Иванов Даниил, российский Союз молодых политологов (Волгоград): - У меня вопрос такого характера. Как нам – политологам, социологам исследовать лоббистов, лоббизм и лоббистские организации, и на каком основании вы выделили именно 4 эти лоббистские организации, о которых вы говорили? По каким критериям вообще можно определить, является ли организация лоббистской или не является? Cпасибо.

Наумов: - Понятно, спасибо. Эти 4 организации (их президенты) входят в состав совещательных консультативных органов при правительстве, при Президенте РФ. Других таких надотраслевых организаций просто нет. Все остальные Союзы носят узкоотраслевой характер. Теперь вы спросили, как определить лоббистов? Главное, чтобы ее не определяли, как экстремистскую организацию, чье упоминание запрещено в СМИ.

Поэтому, по большому счету, я думаю. что для студентов – политологов, социологов надо организовать, может быть, в рамках подготовки к следующему вашему ежегодному мероприятию стажировку в GR-агентствах. Мы сейчас, например, как РАСО делаем стажировки для специалистов, студентов гуманитарных факультетов, которые входят в нашу Ассоциацию, и руководители которых вместе со мной возглавляют ее. Я думаю, надо начинать, тогда вы изнутри сможете понять – это ваше, это вам интересно.

А как изучать политологам и социологам лоббистов? У меня есть страничка в соцсети Fb, можете подписаться и изучать в день по несколько раз. Я открыт.

  • Ведущая: - Мы сегодня рассуждали с участниками на тему счастья, как смысла жизни. Что для Вас счастье и считаете ли вы себя счастливым человеком?

Наумов: - Я – счастливый человек. Я думаю, что смысл жизни в поиске смысла жизни, а счастье, как говорил один из героев советского кинофильма, - «это, когда тебя понимают». Поэтому я очень надеюсь, что вы сегодня поняли, чем я хотел с вами поделиться, чтобы вы стали социально активными. И большое вам спасибо за то, что вы еще держите множество рук. Я для тех, на чьи вопросы не успел ответить, останусь здесь и лично с каждым из вас пообщаюсь. Спасибо!